недвижимостьЦИАН - база объявлений о продаже и аренде недвижимостиhttps://www.cian.ru/help/about/rules-legal/блогиТенденции рынка

"Родословная" профессии риэлтор

10 131 Блог специалиста 79
В тех немногих учебниках по риэлторскому делу, в которых освещается история профессии, возникновение посреднической деятельности на рынке недвижимости, как правило, за точку отсчета берутся времена петровской эпохи, когда при дворе в ведении Коммерц-коллегии в 1717 году была
учреждена должность гофмаклера, под началом которого находились маклеры, ведающие делами по покупке и продаже казенных товаров, или «торговых сводчиков» для частных людей. Согласно данным энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона, регламентом главного магистрата предписывалось
назначать маклеров из купечества, в приморских и иных «знатных городах», по образцу Западной Европы. Тем не менее, нужно учитывать, что Петр I,  которому мы действительно во многом обязаны становлением и развитием торгового, биржевого маклерства в России, не распространял данное
«новшество», перенятое в своей голландской поездке, на отношения по купле-продаже недвижимости. И хотя заимствованный термин в последующем стал широко использоваться, в том числе и для обозначения профессионального посредничества в сделках с недвижимостью в царской России, изначально, еще до петровских реформ, подобного рода купчие осуществляли так называемыми площадные подъячие. Это сословие появилось в России еще в XVI веке, и представляло собой корпорацию профессиональных писцов, специализировавшихся в совершении за плату сделок, в том числе недвижимого имущества. По Уложению 1649 года царя Алексея Михайловича стороны сделок были обязаны совершать их только через площадных подьячих с последующей записью в поместном приказе, служившей своего рода регистрацией сделки, если использовать нынешнюю терминологию. Занятие это считалось прибыльным, площадные подьячие в лице своей сословной корпорации были связаны круговой порукой и несли имущественную ответственность в случае причинения ущерба сторонам сделок. Впрочем, площадных подьячих считают прообразом их нынешней профессии нотариусы, и вполне обосновано, однако, учитывая род занятий и тех и этих, нужно заметить, что, во-первых, в то время практически невозможно было выделить в деятельности сословия нотариальные действия в современном понимании, а, во-вторых, учесть то обстоятельство, что вплоть до принятия 1866 году Нотариального Положения нотариальные функции не были монополизированы, и осуществлялись (кроме так называемых публичных (городовых) нотариусов) биржевыми и корабельными маклерами; узкоспециализированными маклерами, в числе которых находились и частные маклеры. Официальное поименование «частный маклер», впрочем, указывает не на частный характер его деятельности, но на принадлежность к маклерам, состоящих при так называемых частях города (города в то время делились как минимум на две административно обособленных части, а те, соответственно, на кварталы). Частные маклеры учреждены, согласно Уставу Благочиния (или Полициейскому), принятому в 1782 году, в том числе и для свидетельствования договоров о городской недвижимости. В работах, посвященных истории нотариата, об этом сообщается таким образом: «При Екатерине II вместе с упразднением в 1775 году юстиц-коллегии, совершение крепостных актов было передано Палате гражданского суда, представляющий собой соединенный Департамент юстиции и Вотчинной коллегии. Для создания органа публичной деятельности, близко стоящего ко всем имущественным оборотам и содействующих их развитию, Екатерина II делает попытку сокращения излишних формальностей при совершении правовых актов, предоставляя возможность частным маклерам совершать акты о переходе недвижимых имуществ. С 1781 года утверждаются маклеры и нотариусы исключительно для торговых сделок и разного рода посредничества». Такое положение вещей в российской империи просуществовало вплоть до 1866 года. Вместе с введением Нотариального Положения предполагалось, что все прежние нотариусы и маклеры, кроме биржевых, прекратят свою деятельность. Однако нотариальная реформа практически затронула только Санкт-Петербург и ряд крупных городов России, в малых городах все оставалось по прежнему, и маклеры продолжали исполнять нотариальные функции при осуществлении сделок с недвижимым имуществом (свидетельствовать заключение таких сделок и переход прав). С развитием гражданского оборота маклерская деятельность приобретала все большее значение и охватывала собой не только так называемых присяжных маклеров, но со временем и лиц, оказывающих посреднические услуги на условиях гражданского найма. Согласно исследованию Д.И. Степанова («Услуги как объект гражданских прав»), по Своду законов гражданских (СЗГ) 1832 года «маклерский договор охватывался личным наймом», то есть на него распространялись положения, содержащиеся в главе второй (О личном найме) раздела четвертого (Об обязательствах личных и по договорам в особенности) книги IV (Об обязательствах по договорам) части 1 т. X Свода законов гражданских. Режим такого рода договоров предполагал, что личность, оказывающего услуги, имеет существенное значение, а значит, услуги должны быть оказаны именно тем, кто принял на себя обязательство исполнения. Кроме этого обстоятельства, а также необязательности письменной формы договора, условия договора, регламентировавшиеся законодательством, мало чем отличались от принятых сегодня, а именно: такой договор предполагался возмездным, срочным и оплата услуг, направленных на достижение результата, связывалась с достижением этого результата, размер оплаты мог определять в процентном отношении от полученного дохода по сделке и пр. Исследование Степанова, по большей части, обращено именно к той особенности российского законодательства, которая в большей мере, чем европейское того времени, придает значение личностному элементу договоров на услуги. Иначе говоря, как самостоятельная имущественная ценность, участвующая в гражданском обороте, в Своде законов гражданских услуга тогда не рассматривалась. источник: forum.domltd.ru
Комментарии 0
Сейчас обсуждают
редакцияeditorial@cian.ru