недвижимостьЦИАН - база объявлений о продаже и аренде недвижимостиhttps://www.cian.ru/help/about/rules-legal/Город

Остатки былой роскоши: восемь усадеб вокруг Петербурга, которые давно ждут перемен

5 793 1
Остатки былой роскоши: восемь усадеб вокруг Петербурга, которые давно ждут перемен
Усадьбы и дворцы, как и люди, покоряются своей судьбе: на долю одних выпадает долгая и счастливая жизнь, другие слышали музыку, смех и детские голоса совсем недолго. Циан.Журнал выяснил, какие усадьбы прямо сейчас теряет Петербург, интересны ли они инвесторам и почему шансов на спасение у них немного.

В Петербурге продолжается борьба за сохранение дачи Фаберже: Комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры (КГИОП) выдал задание на проведение реставрационных работ правообладателю объекта, Агентству по управлению и использованию памятников, еще в начале декабря 2019-го. Работы должны быть завершены в 2021–2022 годах, памятник разрушается стремительно, но до сих пор в КГИОП не поступила даже проектная документация. Градозащитники, потеряв надежду, обратились в прокуратуру. К сожалению, таких усадеб вокруг Петербурга много.

«КГИОП отвечает за государственную охрану дачи Фаберже, она разрушается и подвергается нападениям вандалов — казалось бы, нужно направлять предписания, штрафовать, возбуждать уголовные дела. Но этого не происходит».

Борис Вишневский,градозащитник, депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга

Дача Фаберже

Известный ювелир Карл Фаберже подарил своему сыну Агафону дачу под Петербургом, в поселке Левашово (сегодня это территория Выборгского района города). Тот перестроил ее в камне, заменив скромный деревянный дом на двухэтажный каменный особняк в стиле модерн со стеклянными потолками, трехъярусным холлом, мраморной парадной лестницей, гостиными, танцевальным залом и оранжереей на первом этаже и спальнями с ванными комнатами — на втором. В нем хранилась коллекция антиквариата, которую собирал Агафон Фаберже, поэтому местные жители прозвали дачу Малым Эрмитажем.

После революции особняк был разграблен, а уникальные интерьеры — разгромлены. В советское время его приспособили под детский сад, но капитального ремонта за все годы так и не было. В последние десятилетия особняком никто не занимался, и он начал быстро разрушаться. В 2001 году его, наконец, признали объектом культурного наследия. Городские власти собирались консервировать здание. По оценкам градозащитников, счет идет на месяцы: скоро сохранять будет уже нечего.

Усадьба Елисеевых

Дом торгового товарищества «Братья Елисеевы», или Елисеевский магазин, как его называют в народе, давно является визитной карточкой Невского проспекта и известен каждому гостю Петербурга. Совсем иная судьба досталась усадьбе купеческого семейства, расположенной в деревне Белогорка.

Это имение купил для своей дочери Елизаветы Александр Елисеев. В нем были построены храм, ГЭС и молочная ферма, а в 1912 году был завершен и главный дом — каменный дворец в стиле модерн. Он необычен по архитектуре: фасады здания со всех сторон разные.

Но хозяевам довелось пожить в нем недолго. После революции дворец был национализирован, в разные годы тут работали пионерские лагеря и лаборатории расположенного рядом НИИ. Последнюю четверть века уникальное здание не обслуживается и разрушается. По некоторым данным, сейчас оно находится в частной собственности.

«Это большая проблема сохранения таких объектов. Если у памятника частный владелец, никаких реальных механизмов воздействия на ситуацию нет».

Дмитрий Литвинов,координатор независимого общественного движения «Живой город»

Усадьба «Пятая Гора»

«Пятая гора» — самая пострадавшая от времени и равнодушия, самая разрушенная из всех пригородных усадеб. Но она была настолько красивой, что ее руины даже сегодня привлекают любителей истории и архитектуры.

Единственное здание, которое еще можно попытаться сохранить, — это церковь Святой Троицы. Ее построила вдова последнего владельца имения, Федора Брискорна, в усадебном парке в 1826 году. Она имеет необычную овальную форму, напоминающую ротонду, из-за чего вызывает ассоциации с античным храмом. Церковь действовала вплоть до 1960-х годов, после чего была заброшена и начала быстро разваливаться. За последнее десятилетие постройка потеряла часть колонн — находиться поблизости просто опасно.

Усадьба барона Врангеля

Усадьба в стиле английской готики была построена в Торосово для семейства Врангелей в 1870 году. Творение неизвестного архитектора — большой дом, стоящий на возвышенности, рядом был разбит парк-сад. Барон Михаил Врангель лично руководил строительством усадьбы, потом она перешла по наследству его сыну, Георгию Врангелю. Именно здесь он укрывался после революции. Впрочем, это не спасло барона: он был расстрелян, а его семья бежала.

Здание усадьбы было передано в общую собственность, долгие годы в нем работала школа. Когда она съехала, здание разграбили и оставили погибать. Много десятилетий никаких восстановительных работ не проводилось.

Ропшинский дворец

Дворец в Ропше — личная усадьба Петра I, в которой он лечился минеральными водами. Позднее Елизавета Петровна кардинально перестроила дом, призвав на помощь Франческо Бартоломео Растрелли. В 1750 году здесь вырос дворец с двумя садами, в котором отдыхали, приезжая на охоту, российские императоры от Петра III до Николая II. После революции в усадьбе располагались рыбный питомник, колхоз им. Ленина и совхоз «Октябрьский».

Настоящим испытанием для дворца стала Великая Отечественная война: отступая, немцы подожгли здание, изрыли и заминировали сады. Позднее дом был частично восстановлен — до конца 1970-х в нем базировалась воинская часть. После того как военные уехали, усадьба не обрела новых хозяев: ее преследовали пожары, а ни один проект реконструкции не был осуществлен. Последние планы по восстановлению усадьбы под началом Государственного музея-заповедника «Петергоф» рухнули несколько лет назад вместе с фронтоном.

Сейчас разрушающийся объект ЮНЕСКО обнесен лесами и забором.

«В Петербурге часть усадеб постепенно оказалась внутри городской застройки — в таких случаях ситуация более благополучная. Но в Ленинградской области в нормальном состоянии сохранились только те объекты, которые не были брошены и у которых с советских времен остались какие-то государственные или необанкротившиеся частные пользователи. Собственно, причиной гибели усадеб в подавляющем большинстве случаев является не их изначально аварийное состояние, а то, что их оставили на разграбление мародерам».

Дмитрий Литвинов,координатор независимого общественного движения «Живой город»

Усадьба фон Герсдорфов

Усадьба в Куммолово находится в бывшем поселке в Ломоносовском районе Ленинградской области, ныне он нежилой и исключен из реестра населенных пунктов России. Красивые ландшафты этих мест и сегодня напоминают, что жизнь здесь била ключом. Первым хозяином тогда еще деревянной усадьбы был Иван Блюментрост — аптекарь, лейб-медик Петра I и его семьи. Позднее, в 1820-е, его потомки построили каменную усадьбу по проекту архитектора Викентия Беретти — городового архитектора Петербурга. Это было время расцвета имения: хозяйственные постройки, большой парк, мельница, неподалеку располагался винокуренный завод.

На сегодняшний день остались лишь руины некогда шикарного господского дома. «Вперед к победе коммунизма» — гласит старая надпись на одной из его полуразрушенных стен.

Усадьба Редкино

Когда-то это имение было одним из самых крупных во всей Российской империи. Его история ведет отсчет еще со времен правления Петра I, отвоевавшего эти земли у шведов. Но большой господский дом с балконами и верандами был возведен в конце XVIII века Иваном Черкасовым — советником Петра III. После имение переходило то к представителям дворянства, то к владельцам табачной фабрики Богдановым, то к другим представителям буржуазии. После революции усадьбу приспособили под школу-интернат, но уже в 1980-е годы здание осталось без хозяев. С тех пор оно разрушается.

«Практика показывает, что бизнесу заброшенные усадьбы неинтересны. Чтобы появился интерес, нужны реальные меры по стимулированию инвесторов: компенсация части расходов либо серьезные налоговые льготы. Сейчас ничего подобного нет».

Дмитрий Литвинов,координатор независимого общественного движения «Живой город»

Усадьба «Утешение»

Такое необычное название усадьбе дали ее первые хозяева, Эрмина и Иван Альбрехты после череды несчастий, обрушившихся на их семью. Усадьба действительно превратилось в утешение — это было большое имение с господским домом, хозяйственными постройками, оранжереями, садами. Доминантой двора служило искусственное озеро: к нему вели специально сделанные подходы и спуски. На протяжении следующих десятилетий усадьба переходила по наследству потомкам Альбрехтов и спустя полвека после постройки была переименовала в Лилино.

После революции в господском доме усадьбы работала больница: на крыльце до сих пор можно увидеть остатки советской плитки, скрывающей двухвековые камни. В последние годы предпринимались попытки закрыть территорию и отремонтировать имение под нужды частного санатория. Но сейчас усадьба продолжает умирать.

Фото: danusha/vk.com, ivannovikov.livejournal.com, kamaran.ru, peterburg2.ru, pohod_vosemvrat/stilarhitekturi.livejournal.com, sleepy_f/arch-heritage.livejournal.com, svetlllana/pro-usadbi.livejournal.com, Synoptic/wikimapia.org, Комитет по охране памятников Петербурга/kgiop.gov.spb.ru

Комментарии 1
fint Good14 мая 2020, 10:29

Так погибает живая история страны.

Ответить
Сейчас обсуждают
редакцияeditorial@cian.ru