недвижимостьЦИАН - база объявлений о продаже и аренде недвижимостиhttps://www.cian.ru/help/about/rules-legal/Город

«Городского велосипеда уже не будет»: прогулка с предпринимателем Андреем Левачевым

3 892
«Городского велосипеда уже не будет»: прогулка с предпринимателем Андреем Левачевым
Зато будут электросамокаты — тренд с большими перспективами, — если их не запретят.

Андрей Левачев — только во вторую очередь владелец нескольких точек велопроката, но прежде всего — неравнодушный новосибирец. Он популяризатор и защитник Заельцовского бора: инициатор субботников, автор экскурсионных велотуров по лесу, создатель карты Заельцовского парка. Пожалуй, Андрей с большим удовольствием прогулялся бы именно там, в парке и его окрестностях. Но зеленая зона сейчас закрыта на реконструкцию. Поэтому прогулка состоялась в глубине Ленинского района. Предприниматель, отец троих детей, спортсмен и активист Андрей Левачев рассказал N1.RU о том, почему Ленинку и Заельцовку бессмысленно сравнивать, как классы для детей с аутизмом организовывают сами родители и каково разъезжать на сегвее прямо по коридорам мэрии.  

Наши люди ездят в булочную на сегвее  

Штука, на которой я еду, называется мини-сегвей. Изначально придумали большие сегвеи с рулем, потом появились гироскутеры, на которых сейчас разве что дети балуются, а это уже более продвинутый транспорт: поворачивается ручкой, там калибровка более точная. Наконец, на детском гироскутере ты не разгонишься до 16 километров в час. Это же полноценный транспорт! 

Я на нем даже в мэрию ездил. Добрался до метро, вниз его за ручку спустил, потом доехал до дома быта (административное здание на Красном проспекте, в котором работают многие департаменты новосибирской мэрии. — Прим. ред.), заехал туда и прямо по коридору на нем двинул. Ну а что? Он тяжелый, нести было неохота. И тут мне навстречу Соловьева (Ирина Соловьева, руководитель комитета по делам молодежи мэрии Новосибирска — Прим. ред.) «О! — говорит, — ты что, с велика пересел?» 

А я не то чтобы пересел, но сегвеем тоже регулярно пользуюсь. За хлебом сгонять, например. На коротких дистанциях он лучше, чем велосипед  


Вообще мини-сегвеи уже не очень популярны. Это все была экспериментальная техника, как те же моноколеса. Со стороны выглядит классно, но попробуй-ка ездить на нем научись, на этом моноколесе. Его нужно полноценно осваивать. Мини-сегвей в этом плане проще. Но все равно он не сравнится с электросамокатами. Они быстрее, устойчивее, чувствуешь себя комфортно. За электросамокатами будущее. 

Электросамокат как тренд  

Массовое появление электросамокатов было предсказуемым. Их популярность легко объяснить — ты встал на самокат и едешь, учиться особо не нужно. Это не велосипед, крутить педали не надо, ты не потеешь — можно приехать сразу в офисной одежде. Я недавно на самокате приехал в арбитражный суд: опаздывал, бросил машину на Маркса, перепрыгнул на метро, а на «Октябрьской» пересел на самокат. Это неоспоримый плюс — передвигаться быстрее без машины ты просто не сможешь. Если самокаты не запретят принудительно, арендный бизнес будет только развиваться.  

Городской велосипед как вид транспорта теряет актуальность. Велосипеды уйдут в свою нишу — станут спортивными, прогулочными, дачными. А само понятие «городской велосипед» забудется. Зачем тебе крутить педали, напрягаться, маневрировать в потоке — хоть людей, хоть машин, велодорожек-то все равно нет, — приезжать на работу потным и уставшим, если можно просто встать на самокат и ехать?  

На самокате без разницы, что в горку ехать, что под горку. Он как шел 20 километров в час, так и будет идти. А на велике сколько ты выжмешь в горку? Электросамокат — это супертранспорт. Да, аренда стоит денег, порой выходит дороже, чем на такси. Но это весело. Одно дело, когда ты плетешься в пробке на такси — скажем, на Димитровском мосту. И совсем другое, когда ты мимо этой пробки, пусть даже не слишком быстро, но едешь на самокате. Остановился, на речку посмотрел, селфи сделал...  

Недоступная Ленинка  

Я вырос в Ленинском районе, на улице Котовского, где магазин «Спорттовары». Мое детство было в целом отличным: во дворе был будто целый лесной массив, огромное болото — мы строили плоты и плавали на них. А сейчас на этом месте выросли две новостройки. Теперь я живу немного в другой части района. Здесь все хорошо: есть вся инфраструктура, детские сады и школы, метро рядом, скоро еще один мост появится. Но если уж совсем честно, то я предпочел бы Ленинке Заельцовский район. Там лес, который я очень люблю. 

Конечно же, есть ностальгия, детские воспоминания, но в какой-то особой любви к Ленинскому району я признаться не могу. И прежде всего дело в недоступности городской среды


Тот же мини-сегвей, как я уже говорил, достаточно вездеходен, не боится неровного грунта. Но всевозможные поребрики для него — непреодолимое препятствие. Я как-то рисковал, пробовал забраться на крошечный бордюр высотой сантиметра три. Вот и я подумал — что мне эти три сантиметра? И полез. И разумеется, упал. В итоге я — в одну сторону, сегвей — в другую, бумаги, которые я вез, — в третью, прохожие ахают! 

Но ладно я: встал, отряхнулся, пошел. Перенес сегвей через поребрик, в конце концов. А если здесь окажется инвалид-колясочник? Если рядом не будет никого, чтобы помочь ему? 

Или взять хотя бы перекресток улиц Ватутина и Котовского возле ДК «Металлург». Я тут вожу на электросамокате ребенка в детский сад. Я вынужден объезжать тротуары чуть ли не зигзагами. С одной стороны есть формальный пандус, но там слишком высокий поребрик. Заезд есть и на другой стороне, но он перекрыт забором! Абсурд. 

Один на всё левобережье  

А старшего сына мне приходится возить в школу аж на Северо-Чемской, потому что он ходит в единственный на всем левом берегу Новосибирска специализированный класс. В таком классе учится ограниченное число детей, потому что это ученики с разной степенью аутизма. 

Аутизм — это поведенческие проблемы. Ребенок соображает, говорит, но ему сложнее общаться, переключаться на новое, существовать в коллективе. Родителей аутистов часто упрекают: мол, вы что, не можете своего ребенка успокоить, сказать ему, как себя вести? Но говорить-то ты можешь, а какой смысл, если ребенок уже упал и колотит руками-ногами? Обычные дети так делают, и то до них не докричишься. А здесь это происходит в гораздо более серьезной форме. 

По идее ты можешь своего ребенка отдать в обычный класс, и школа не имеет права тебе отказать. По-хорошему, тебе обязаны предоставить тьютора (специалист, который изучает интересы ребенка и создает среду для его развития. — Прим. ред.). А еще корректирующего психолога и специальные обучающие программы, которые, вроде как, у них есть. Но на практике ничего не работает. 

Есть новые школы, есть приятные и человечные директора, но и они отказывают родителям в создании спецклассов. Я думаю, им просто не хочется заморачиваться. У директора школы и так миллион задач: у него выпускники, второгодники, ЕГЭ, да мало ли возни с полутора тысячами учеников! А аутистов пришло, например, четверо, и для них нужно искать отдельное помещение, специалистов.

Но не все потеряно. Во всем мире, да и в России складывается такая практика, что можно внедрять инклюзивное образование, когда дети социализируются, какие-то предметы проходят индивидуально, а где-то идут вместе с классом. Есть программа, корректирующая поведение. И в Новосибирске она работает. Есть такие примеры, когда ребенок социализируется, постепенно входит в коллектив, заканчивает школу по общей программе. 

В Новосибирске восемь, если не ошибаюсь, классов для детей с аутическим расстройством. На левом берегу — только один. И то это стало возможным, потому что школа новая. А главное, потому что этот класс организовали сами родители. У школы была возможность дать помещение, закупить парты, но всю методологию, подбор тьюторов, обучающую программу взяли на себя именно родители. В том числе моя жена. Открыли НКО, получили президентский грант. То есть ты не можешь просто привести своего ребенка в школу и посадить его в отдельном классе, ты должен за этот грант обучить педагогов и постоянно контролировать процесс. Это, мягко говоря, нелегко. 

Огромное число детей-аутистов вынуждены ходить в обычные классы и учиться вместе со всеми. Откройся вдруг в школе ресурсный класс — в него выстроится очередь со всего района, если не со всего города. 

Чего не хватает Новосибирску 

Лично для меня Новосибирск комфортен. Я предприниматель и привык сам выстраивать график своей работы. Я мобилен, мне не в лом поехать в мэрию на самокате, а если еду на машине, то подгадываю время без пробок. Если что, я всегда пересяду на велосипед или сегвей, это не проблема. Однажды я выглядел, как белая ворона, потому что поехал с великом в метро: начинался дождь, мне не хотелось промокнуть на обратном пути, я снял колесо и спустился на станцию — по правилам это можно.    

В целом город развивается, город строится. Понятно, что мы не Москва, что на бюджет одного только столичного метро можно было бы весь Новосибирск чуть ли не заново выстроить. 

Чего не хватает Новосибирску — так это транспортной инфраструктуры для тех же велосипедов и самокатов


На протяжении многих лет активист Алексей Куницын (основатель общественной организации «Привет, велосипед». — Прим. ред.) «долбил» городские власти насчет велодорожек. Как их не было, так и нет. И, вероятнее всего, не будет. 

А сейчас, когда город заполонили самокаты, все те же власти изумляются — как же так: появилось столько электросамокатов, а мы почему-то не готовы? Это классический сценарий, зима у нас тоже всегда приходит внезапно, и коммунальные службы не готовы. 

Но было давно понятно, что всё это произойдет. И будь у нас хотя бы минимальная инфраструктура в виде велодорожек — пусть даже и не по всему городу — картина была бы совсем иной. Велодорожка — это очень важная транспортная артерия. И по большому счету нет разницы, какой транспорт по ней будет ездить: электрические или обычные самокаты, сегвеи, супернавороченные крутые велики или совсем допотопные односкоростные велосипеды. 

Комментарии 0
Сейчас обсуждают
редакцияeditorial@cian.ru