Мы используем файлы cookie. Соглашение об использовании
недвижимостьЦИАН - база объявлений о продаже и аренде недвижимостиhttps://www.cian.ru/help/about/rules-legal/Город

Город-призрак: как живется в военном городке № 17

5 313
Город-призрак: как живется в военном городке № 17
О нем много пишут и говорят, его судьбой интересуются горожане, но он все так же стоит в стороне: случайные прохожие в этих краях редкость, а водители лишь недавно научились тут срезать. Архитекторов удивляет, как гармоничен военный городок, хотя его застройка пришлась на три разные эпохи. А местные жители искренне гордятся своими ветшающими домами-памятниками.

В начале ноября 2021 года три здания военного городка № 17 в Новосибирске попали под охрану государства. Столовая 1913 года постройки и ее ровесник, склад-ледник отныне считаются объектами культурного наследия Новосибирской области, а госпиталь на Военной, 1, включили в реестр как памятник. 

По одним данным, площадь семнадцатого военного городка составляет 85 гектаров, по другим — от 120 и больше. В любом случае это внушительная территория в самом центре Новосибирска, судьба которой до сих пор толком не определена. Местные власти то вслух мечтают о музейно-историческом кластере, исключающем жилую застройку, то все-таки решают, что новому жилью там быть. По последней версии, исключительно среднеэтажному. 

Ну а пока до застройки дело не дошло, городок продолжает жить своей, весьма специфической жизнью. 

«Мы пели с солдатами строевые песни»  

Здания на улице Василия Старощука, в которых еще недавно базировалась одна из воинских частей, теперь обнесены высоким забором. Но пройти и проехать на территорию можно: по соседству с заброшками продолжает работать главная военная прокуратура. К ее зданию то и дело подъезжают автомобили, стекаются люди. И это единственный островок жизни в радиусе ста метров. Окружающий пейзаж: заброшенные постройки, полуразрушенный мемориал воинской славы и старый плац, летом зарастающий сорной травой. 

За этой территорией приглядывают сторожа. Один из них на условиях анонимности рассказывает: нужно постоянно проверять, чтобы в руины штаба не забирались дети и бомжи. А еще многие повадились сваливать здесь свой мусор. «Я проверю, уеду дальше — а они тут как тут!» — сокрушается сторож. 

Дореволюционные казармы (многие из них уже давно признаны памятниками истории) действительно постоянно горят. Летом внутрь забираются бродяги, разводят костры, в результате — пожар за пожаром. Зимой это случается реже: в заброшках нет ни окон ни дверей, там попросту не согреться. И все-таки местные жители говорят — ходить мимо страшновато круглый год.

«Здесь все растащили на наших глазах! — возмущается Эльвира Кольченко, жительница одного из домов на улице Василия Старощука, — сначала все повынесли, потом замусорили, теперь постоянно что-то жгут».  

Еще недавно сквозной проезд через военный городок был закрыт, но несколько лет назад КПП упразднили. С тех пор военный городок и начал стремительно ветшать. 

Мария Боршова живет на Тополевой всю жизнь. Вспоминает — семнадцатый военный городок всегда существовал немного обособленно. «Мы пели с солдатами строевые песни, знали их наизусть. Они идут в шесть утра на зарядку, поют, а мы с ними. А потом части стали расформировывать одну за другой. Уходит часть — уходит и порядок».  

В офицерских домах  

На территории семнадцатого военного городка два десятка жилых домов, включая новостройки и общежития. Дома на нечетной стороне улицы Тополевой строили для семейных офицеров. Именно там, по адресу Тополевая, 5, провела детство Мария Боршова. «Нас было пять семей, каждой по комнате, — вспоминает Мария, — горячей воды не было, была только большая печь. На общей кухне ставили ведра, грели воду и устраивали помывочный день. Всех детей в железных ванночках по очереди купали. Где и как мылись родители, я даже и не знаю».   

Теперь женщина живет через дорогу, в доме на Тополевой, 10, который признан памятником истории. Однако для жильцов это оказалось скорее минусом.  

Прежде здесь находились казармы, и все комнаты были соединены между собой проходами. Позже (Мария точно не знает, когда именно это произошло) помещение разделили — получилось по две квартиры на этаже с правом приватизации. Простенки между ними совсем тонкие, в один кирпич, и из-за этого слышно все, что происходит у соседей. Но это полбеды: квартиры разделили так, что в одной оказались ванна и туалет, а в другой только унитаз и раковина на кухне. Марии достался как раз неблагоустроенный вариант. 

Во время ремонта строители обнаружили в стене поддувало. Оказалось, в помещении, где стоит унитаз, раньше была огромная печь, хотя ни в одних документах этого не было указано. 

«Рабочие предложили укрепить стену и сделать душевую кабину. Конечно, мы согласились, — вспоминает Мария, — Мы вынесли весь кирпич, усилили стену металлическими балками, сделали гидроизоляцию. Так у нас появился душ, который никому не мешает и ничего не нарушает».  

Легенда № 17 

Еще одна местная жительница Эльвира Кольченко о домах военного городка говорит — они лучшие в Новосибирске. «У нас такие планировки, у нас двойной кирпич, у нас тепло, — расхваливает она свое жилье. 

Эти дома появились здесь в период с 1910 по 1913 год. Перед страной тогда стояла задача обеспечить русскую армию собственным жильем — до того военные вынуждены были квартировать прямо у гражданских. Квартирная повинность была в тягость и тем, и другим. Всего за три года, рекордно быстро, здесь возник целый комплекс жилых и хозяйственных построек. 

«Этот комплекс смело можно назвать уникальным, — рассказывает Алексей Пронин, кандидат исторических наук, директор мультимедийного парка "Моя Россия — моя история". — Это целостная территория, на которой здания расположены довольно компактно и логично. Здесь было три волны застройки: дореволюционная, предвоенная и поздняя, семидесятых годов. Семнадцатый городок — пример того, как  гармонично могут сочетаться между собой здания разных эпох».   

Исторический парк «Моя Россия — моя история» и сам служит хорошим примером удивительного преображения руин гарнизонного дома офицеров в современное здание. В процессе реставрации оказалось, что его архитектура уникальна. Единственный аналог нашелся в Киеве. И то постройки не идентичны: сибирские архитекторы возводили дом офицеров так, чтобы он гармонировал с окружающими дореволюционными зданиями. 

«Люди ценили то, что им досталось, — подытоживает Алексей Пронин, — и это вызывает уважение».  

Тополевая, 10 

Недавно в доме на Тополевой, 10, кто-то купил квартиру. Других объявлений о продаже квадратных метров в домах-памятниках сейчас в базе Циан нет. Продают только жилье в новостройках поблизости. Местные жители рассказывают, что большинство квартир в офицерских домах «убитые», стоить будут недорого, но потребуют существенных вложений в ремонт.  

«У нас есть охранные обязательства — рассказывает Мария Боршова, — там сказано, что критерием сохранности памятника является внешний вид его фасада: печные трубы, сам камень, откосы, водостоки и окна. Когда мы заехали, то поставили новые окна, потому что прежние не открывались. Теперь у нас есть предписание — пластиковые окна заменить на деревянные с такими же узорами, как везде».  

Кроме того, есть сложности с содержанием самого дома: течет крыша, ветшает подъезд, недавно лопнула труба, а жильцы ничего не могут с этим поделать. Накопить на ремонт самим практически невозможно — в подъезде всего шесть квартир, и в половине из них живут пенсионеры. Добиться капремонта от государства проблематично. Старшая по дому регулярно пишет во все инстанции, но полноценного ответа так и не получила. 

Мария Боршова показывает в окно соседний дом —  на Тополевой, 8. Он памятником не является и благодаря капремонту теперь выглядит как новый.  

«Мы согласны платить за капремонт, как и соседи из восьмого дома, но у нас не берут, ссылаясь на то, что в соседнем подъезде есть должники. Мы готовы платить, но нас только отправляют — идите туда, идите сюда, — и на этом все. Замкнутый круг». 

По информации жильцов, есть шанс, что их дом попадает в программу капитального ремонта в 2022 году.  

Сам семнадцатый военный городок по замыслу городских и региональных властей ожидает реновация, хотя пока подробностей чиновники не озвучивают. Архитекторы видят эту территорию историко-парковой, соответствующую концепцию разработали еще в 2017-м. Этой осенью заместитель мэра Анна Терешкова уточнила, что земля здесь до сих пор принадлежит военным, и пока не перейдет на баланс города или области, обсуждать какие-либо детали рано. 

Среди объектов, которые могут потенциально появиться на территории военного городка, — центр патриотического воспитания и музей современного искусства. Концепция не исключает и строительства в окрестностях жилья средней этажности. 

Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Комментарии 0
Сейчас обсуждают
редакцияeditorial@cian.ru